(no subject)

"Даже больше того. И совсем я не здесь,
Не на юге, а в северной царской столице.
Там остался я жить. Настоящий. Я - весь".

(no subject)

Прочитала тут на Правмире рейтинг общественных мест, где легче всего заразиться ковидом. В рейтинг включены храмы. И вспомнила Пуришкевича: "У Ноя было три сына - Сим, Хам и Иафет. Я не виноват, что мой оппонент сам понял, который он сын".

(no subject)

Никогда не писала фанфики, но хорошей темой было бы возвращение постаревших Артура и Монтанелли в Альпы. "Люди, сидящие во тьме и сени смертней, видеша свет велий".

(no subject)

Гавриил Константинович: "Через некоторое время государь вышел в большой зал, в котором были выстроены представители тех частей, шефом которых был государь. Государь их обходил и с ними христосовался и некоторым говорил два-три слова. Христосование продолжалось несколько часов подряд. Я все время был подле государя и, сознаюсь, порядком устал, хотя и не христосовался. Как мог он выдержать христосование с таким количеством людей! Это было на второй день Пасхи, накануне он также христосовался со множеством народа и, кажется, также и на третий".
И ведь не боялся же заразиться чем бы то ни было от этих людей, хотя тогда болезни были, пожалуй, позаразней ковида...

(no subject)

Мама смотрит сериал "Сто лет пути". Так ловко придумали про кн.Шаховского, секретаря I Думы, что я сама еле-еле отделила их вымысел от истории. Ему, например, приписали атаку на Коковцева, которая была, насколько я помню, во II Думе. Среди сценаристов явно был человек сильно в теме.

Хэнбери-Вильямс Дж. Николай II, каким я его знал

В 2007-2009 гг. я перевела книгу британского военного агента в 1914-1917 гг. Дж. Хэнбери-Вильямса, предполагая издать ее с подробными комментариями. Однако мое промедление привело к тому, что меня опередили, и рукопись осталась в черновиках. Возможно, будет полезно опубликовать ее хотя бы в сети.
Эта книга интересна, во-первых, отстраненным взглядом иностранца на наши русские дела, а во-вторых - изображением Николая II в быту и притом не в кругу семьи.

Мои придирки к переводу "Овода"

Сведу в один пост все, выуженное из параллельного перевода "Овода" Войнич.
Трудно критиковать перевод, не будучи переводчиком, поэтому я обращусь за поддержкой к знаменитой книге Норы Галь: "В западной литературе (и не только в классике) то и дело попадаются библейские образы, имена, цитаты, чаще всего - цитаты и упоминания скрытые, без ссылки, ибо западному читателю все это сызмальства хорошо знакомо, он и так поймет. А у нас, как известно, церковь отделена от школы, и очень многого наши читатели без объяснения не поймут и не воспримут. Выросли поколения переводчиков, которых тоже всему этому не учили, но они обязаны узнавать. И чутье должно подсказать им хотя бы в простых случаях, где можно узнать, где надо искать".
Но в советском переводе "Овода" почти все библейские цитаты переведены просто по смыслу.
Collapse )

(no subject)

"If a man lay down the life of his best beloved, is not that greater?" В переводе откуда-то вкрадывается предлог "за" и для ясности добавляется "сын", так что теряется смысл и этой фразы, и следующей: "А если кто положит жизнь за возлюбленного сына своего? Не больше ли такая любовь?".
Затем цитируется книга Иоиля (2:2-3): "a great people and a strong. A fire devoureth before them, and behind them a flame burneth; the land is as the garden of Eden before them, and behind them a desolate wilderness; yea, and nothing shall escape them."  В переводе отсебятина.
Почти все латинские тексты молитв просто исключены.
Наконец-то дочитала. Кощунство последних страниц, впервые прочитанное в оригинале, так меня покоробило, что разрушило все обаяние этой книги. О чем же она? О двух фанатиках, которые так слепо следовали своим принципам, что погубили друг друга? Авторское отношение неуловимо.
Да, забыла сказать. Худший поступок переводчика за всю книгу - это написать, что когда Овод пытается догнать ушедшего Монтанелли с душераздирающим воплем "Я не вынесу этого, падре, вернитесь!", то "дверь захлопнулась". Получается, что она захлопнулась после этого крика, то есть бессердечный падре, только что умолявший сына дать ему хоть какую-то надежду, совершенно игнорирует это новое обстоятельство. Но в оригинале: "He turned, and went out of the cell. A moment later (later, после того, как он вышел) the Gadfly started up", прокричал эти слова, но "The door was shut". Дверь не "захлопнулась", а "была закрыта". Монтанелли не слышал, что его догоняют, а Овод просто физически не смог выбежать за ним. В советской экранизации, поставленной точно по этому переводу, есть жуткая картина: Бондарчук поднимается по ступеням, а вслед ему несется голос Харитонова. Режиссер ошибся, будучи введен в заблуждение советским переводом. В китайской экранизации Овод бежит уже к закрытой двери, как и задумано автором книги.