Яна Седова (yanasedova) wrote,
Яна Седова
yanasedova

Category:

Таврические чтения - 2015

Вот и состоялись очередные "Таврические чтения" - конференция по истории парламентаризма в стенах исторического здания Государственной думы Российской империи.


Это Таврический дворец.


Регистрация участников - в Купольном зале. Здесь уже наряжена елка.


Получаю бейджик и несколько важных книжек и прохожу в прекрасный Екатерининский зал. Поднимаясь по лестнице в Думский зал, останавливаюсь, чтобы сделать сверху несколько фото. Этот зал играл в Государственной думе роль кулуаров. Когда-то такими же группками тут стояли Гучков, Маклаков, Родзянко. А теперь на их месте ученые - А.А. Иванов, И.В. Омельянчук...


Захожу в Думский зал. Не те, конечно, кресла, на которых сидели депутаты Думы, но все же...


Сажусь поближе к кафедре оратора.


Вот.



После заседания идем в атриум на кофе-брейк. Как и в прошлом году, бытовая часть конференции организована на таком же высоком уровне, что и научная.


Затем мы идем в зал №1. Это помещение было домовым храмом Таврического дворца. За колоннами, как я понимаю, был алтарь.


Вот так выглядел этот храм.


Здесь происходит дискуссия по докладу С.В. Куликова "Создание Государственной думы Российской империи: революция сверху или снизу?". Основная идея доклада заключается в том, что Николай II и его сподвижники - не монархисты, а либералы, поэтому в ряде законодательных актов последнего царствования хорошо прослеживается тенденция к либерализации политического строя. Почти все выступавшие после докладчика не согласились с этой мыслью, считая, что создание Государственной думы и другие подобные реформы были вынужденным шагом Николая II. Отдельный спор произошел относительно того, может ли бюрократ иметь политические убеждения, а также того, что вообще такое либерализм.

Мы с Е.А. Тарасовой опоздали, поэтому сидим с краю.



После обеда - фотосессия в Думском зале. Одну из общих фото вы уже видели в начале этого поста.


Многие участники конференции фотографируются прямо на кафедре. Ф.А. Гайда произносит с кафедры знаменитую милюковскую дилемму: "Что это - глупость или измена?".

Затем мы расходимся по секциям. Одна из них - "Парламент и общество" - проходит в зале №9, когда-то служившем кабинетом председателя Государственной думы. Рабочее место Головина, Хомякова, Гучкова и Родзянко. У кого-то возникает вопрос: "А как же Муромцев?". Поясняют, что кабинет Муромцева был в другом зале.
А мне подумалось, что кабинет Гучкова в два раза больше, чем рабочий кабинет Николая II в Царском Селе.


Зал отлично оформлен, как и все помещения этого дворца.


А я понемногу готовлюсь к своему завтрашнему выступлению.



Запоминается, как О.А. Патрикеева отмечает по поводу одного из докладов: "Сколько Пиленко бился, чтобы вовремя давали стенографические отчеты!". Пиленко - это парламентский корреспондент газеты "Новое время", жил сто лет назад, как и все наши персонажи, а про него здесь говорят в таком тоне, словно речь об общем знакомом.

Секция заканчивается рано, и участники идут в другую, в 16 зале, где заканчивается доклад Ф.А. Селезнева (с которым мы, как обычно, столкнулись в РНБ помимо конференции). Затем выступает А.Б. Николаев, чей рассказ прерывает появление директора Центра истории парламентаризма Л.А. Крохиной: время истекло! Участники почти безропотно расходятся, причем кто-то комментирует: "Караул устал"....

На следующий день я сплю на полчаса больше за счет пропуска экскурсии по Таврическому дворцу. Однако я застаю ее окончание и пользуюсь этим случаем, чтобы еще раз зайти в Думский зал и вновь подняться на кафедру. Какой же силы должен быть голос оратора, чтобы речь слышали в дальних концах этого огромного зала?..

Затем в зале №1 начинается дискуссия по докладу И.К. Кирьянова о подходах к изучению парламентской субэлиты. Спор идет о позиционных показателях - зависит ли значимость того или иного депутата от числа его избраний в Государственную думу? А от числа его упоминаний в мемуарах современника или монографии исследователя?


Засветилась на нескольких фото.



А вот пришел и мой черед выступать с докладом.




Затем я иду слушать доклады о выборах в Государственную думу. Запомнился небольшой спор после выступления Н.А. Портнягиной: можно ли говорить, что крайние левые партии пытались влиять на ход выборов путем террора, или это миф, сочиненный правыми газетами?

Рядом Екатеринбург.


Вечером в зале №1 происходит подведение итогов конференции. А.Б. Николаев говорит о требованиях к статьям, которые должны войти в будущий сборник докладов, и заканчивает каким-то соответствующим пожеланием и вдруг... "а Яне Седовой - написать про Гучкова".

Да, у тех завсегдатаев "Таврических чтений", которые помнят мою фамилию, она ассоциируется именно с Гучковым. О нем меня спрашивают Ф.А. Селезнев, А.А. Иванов, и вот снова. Уж не написать ли и впрямь статью про Александра Ивановича? Как раз и материалов накопилось немало...

Когда все идут на последний кофе-брейк, Андрей Борисович зовет меня фотографироваться. Чуть позже дает мне такое определение: "Та самая Яна Седова, которая в 21 год по дурости написала роман про Гучкова". На самом деле мне тогда было всего 18...


Вот такая конференция - удивительное собрание людей, знающих о той Государственной думе больше, чем ее современники...
Tags: А.И.Гучков, Таврические чтения, конференции
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments