Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

(no subject)

Мама смотрит сериал "Сто лет пути". Так ловко придумали про кн.Шаховского, секретаря I Думы, что я сама еле-еле отделила их вымысел от истории. Ему, например, приписали атаку на Коковцева, которая была, насколько я помню, во II Думе. Среди сценаристов явно был человек сильно в теме.

(no subject)

"If a man lay down the life of his best beloved, is not that greater?" В переводе откуда-то вкрадывается предлог "за" и для ясности добавляется "сын", так что теряется смысл и этой фразы, и следующей: "А если кто положит жизнь за возлюбленного сына своего? Не больше ли такая любовь?".
Затем цитируется книга Иоиля (2:2-3): "a great people and a strong. A fire devoureth before them, and behind them a flame burneth; the land is as the garden of Eden before them, and behind them a desolate wilderness; yea, and nothing shall escape them."  В переводе отсебятина.
Почти все латинские тексты молитв просто исключены.
Наконец-то дочитала. Кощунство последних страниц, впервые прочитанное в оригинале, так меня покоробило, что разрушило все обаяние этой книги. О чем же она? О двух фанатиках, которые так слепо следовали своим принципам, что погубили друг друга? Авторское отношение неуловимо.
Да, забыла сказать. Худший поступок переводчика за всю книгу - это написать, что когда Овод пытается догнать ушедшего Монтанелли с душераздирающим воплем "Я не вынесу этого, падре, вернитесь!", то "дверь захлопнулась". Получается, что она захлопнулась после этого крика, то есть бессердечный падре, только что умолявший сына дать ему хоть какую-то надежду, совершенно игнорирует это новое обстоятельство. Но в оригинале: "He turned, and went out of the cell. A moment later (later, после того, как он вышел) the Gadfly started up", прокричал эти слова, но "The door was shut". Дверь не "захлопнулась", а "была закрыта". Монтанелли не слышал, что его догоняют, а Овод просто физически не смог выбежать за ним. В советской экранизации, поставленной точно по этому переводу, есть жуткая картина: Бондарчук поднимается по ступеням, а вслед ему несется голос Харитонова. Режиссер ошибся, будучи введен в заблуждение советским переводом. В китайской экранизации Овод бежит уже к закрытой двери, как и задумано автором книги.

Читательский дневник

Перечитала "Овода", которого впервые прочитала, будучи примерно ровесницей юного Артура.
На этот раз все мои симпатии - на стороне кардинала Монтанелли. Не считая горькой ошибки в начале жизни и кощунства, вызванного умопомешательством, в конце жизни, этот персонаж совершенно идеален - глубоко верующий, уравновешенный, милосердный и тактичный. Сочетанием всех этих качеств и эмоциональности он мне очень напомнил священномученика Гермогена (Долганева).
Что касается Артура, которого мне не хочется называть его партийной кличкой, то его главная проблема - это максимализм, извинительный в 19 лет, но не в 33.
Collapse )